Коран (прослушать и скачать бесплатно)
Первая страница
ИМЕНА ВСЕВЫШНЕГО
ОСНОВЫ ИСЛАМА
О КОРАНЕ
КОРАН
(прослушать)
КОРАН (скачать)
ХАДИСЫ
МОЛИТВА (НАМАЗ)
ДЛЯ ЮНОШЕСТВА
ЧАТ
ФОРУМ
УРОКИ АРАБСКОГО
ПЕРЕСЧЕТ ДАТ
ЗНАКОМСТВА
ССЫЛКИ
РАССЫЛКА
МОДА
ПРОГРАММЫ
СКАЧАТЬ
КАЛЛИГРАФИЯ
ФОТО НЕДЕЛИ
МЕЧЕТИ МИРА
ПЕСНОПЕНИЯ
(скачать)
ПЕСНОПЕНИЯ
(прослушать)
ПИШИТЕ НАМ
 
Time on page
Скачать Азан МП3 MP3

Изабелла, девушка Исламской Испании

  Если вы обнаружили орф.ошибку,
просьба выделить и нажать Ctrl+Enter


Продолжение ::: Часть 2


«Кто такая Хафиза?» - спросила Изабелла.
«Это женщина, которая знает наизусть весь Коран», - ответил Умар.
«Она обучает только мусульманок?» «Нет. Она ведёт вечерние занятия по Кораническому закону в Университете. Она преподаёт как ребятам, так и девушкам» - ответил Шейх.

Она посмотрела вниз на мгновение и вновь подняла голову. Шейх Самир поймал выражение её лица и спросил: «Ты не совсем уверена об истине христианского учения, не так ли?»

На какое-то мгновение она была как-бы подвешена во времени. Она никогда не хотела подвергать сомнению этот аспект так резко и открыто. Именно это она чувствовала, но как в этом признаться себе? Она выросла в церкви. Её отец был кардиналом! Она представила картину атакующих Умара священников после того, как он одержал победу над ними и перестала колебаться.

«Да», - сказала она. «После того, как я услышала как читали Коран, мне захотелось прочесть эту книгу. У меня открылись глаза, я чувствую, что представляет собой Библия и я не чувствую удовлетворения. Она не говорит со мной так, как Коран!»

«Я обнаружил то же самое в моём изучении обеих книг», - согласился Умар. «Библия больше похожа на хаотичные высказывания людей и истории, в то время как Коран – это плавный разговор Создателя с человеком. Поразительная разница».

«Как бы я хотела научиться читать Коран, но я не знаю арабского. Есть ли перевод Корана?» - спросила Изабелла с надеждой.
«Частично», - ответил Шейх. «Боюсь, что пока ещё нет полного перевода Корана на испанский. Дело в том, что Аллах ниспослал Коран в лучшей форме арабского языка для того. Даже арабы изумляются – насколько великолепен и совершенен язык Корана. Трудно перевести совершенство. Теряется столько значений, эмоций и смыслов. Поэтому все мусульмане стараются изучать Коранический арабский – для того, чтобы читать откровение в своей наилучшей и наиболее совершенной форме. Так, как в точности передано Благословенному Пророку Мухаммеду (мир ему)».
«Я из Сицилии, и я учил арабский, хотя это заняло у меня достаточно времени», - продолжал рассказывать Умар. «Когда я читаю откровение, иногда мне хочется плакать. Это так красиво!»

«А я родом из Персии», - добавил Шейх. «Но я хотел, чтобы Аллах говорил со мной, с моим сердцем, на том же языке, на котором Он говорил с людьми того времени».

«Я слышала о Мухаммаде», - сказала Изабелла. «Но мои преподаватели всегда говорили мне, что он был лжецом, что он скопировал Библию и что он убивал людей».

«Конечно, люди будут придумывать такие истории, когда они боятся второй стороны», - ответил Шейх. «На самом же деле Благословенный Пророк, мир ему и благословения Аллаха, был известен своей правдивостью и прекрасным нравом. Можешь ли ты в это поверить? Он не умел ни писать ни читать, однако Аллах выбрал его для откровения! Он не мог скопировать Библию просто потому, что не было Библий на арабском и, более того, он не умел читать. И я думаю, ты согласишься со мной, что после того, как услышишь чтение Корана, понимаешь, что это как небо и земля».

Изабелла закивала в согласии. Это правда. Она интуитивно знала, что эти две книги полностью отличаются друг от друга.

«А что касается Мухаммада, мир ему и благословения, по поводу того, что наносил вред людям», - вторил Умар, - «если ты прочтёшь о его жизни, он всегда прощал тех, кто обижал его и сохранял жизнь тем, кто пытался убить его. Коран говорит нам: «Ля икраха фид диин» - «Нет принуждения в Религии (вере)». Это означает, что никто не может быть принуждён быть мусульманином. Каждый должен слушать своё сердце и решить, когда настанет его час. Ты видела когда-нибудь, чтоб мусульмане заставляли христиан принимать Ислам? Нет. Наше правительство контролирует Испанию почти семьдесят лет как и до сих пор многие продолжают исповедывать христианство по собственному желанию».

Изабелла осознала, что он говорит правду. Христианство процветало даже несмотря на то, что страной правили мусульмане. Вдруг, всё то негативное, что сказал её преподаватель про Ислам, покинуло её мысли. Она решила, что узнает сама всё из первых рук прежде, чем судить о других.

«А чему учит ислам, Ваше Преподобие, Отец?» - спросила она Шейх Самира. «Я ничего об этом не знаю».

«Ну», - начал Шейх, - «во-первых, Ислам учит тому, что одному лишь Аллаху нужно поклоняться. Ни один мужчина или женщина не являются чем-то особенным или святым сами по себе. Потому, называй меня просто: «брат Самир» или «Шейх Самир» - как тебе удобно. Слово «Шейх» означает просто, что я ходил в образовательные заведения и много учился. Это не звание или чин, подобно тому, что священник подразумевается святым».

Изабелла согласилась, но всё же чувствовала себя немного странно, осознавая себя равной с этим человеком в возрасте. Шейх продолжал: «Мы верим, что Аллах, Бог, - один, и нет у него сотоварищей или сыновей. Он – не мужского или женского пола, и не поделён на части, как учит христианство».

«Меня всегда учили, что Бог – мужского пола. В Книге Бытия говорится, что Бог создал человеку по своему образу и подобию», - сказала Изабелла.

«Никто не знает, кто это написал», - ответил Шейх. «Так много людей написали свои собственные идеи и истории, и тогда кто-то собрал всё это воедино и назвал это священной книгой. Я видел перевод с греческого, где говорилось, что Библию собрали воедино в 325 году! И это 300 лет спустя времён Пророка Иисуса!»
«И напротив, Откровение Аллаха полностью было ниспослано и завершено при жизни Его последнего Пророка. И по сей день никто не изменил ни слова, и никто не изменит. И потому восприми мои слова как нечто подтверждённое и неизменное. В Библии также говорится, что Адам не грешен, а Ева грешна. Это людское мнение, или что?»

«Я знаю», - ответила Изабелла. «Пожалуйста, продолжайте».

«Далее, мы верим в то, что Аллах создал людей наместниками на земле. Он дал нам свободу воли и выбора: как нам себя вести – решить для себя. Он дал нам внутреннее чувство: что хорошо и что – плохо: чтобы помочь нам делать правильный выбор. Но в то же время, мы можем быть слабыми перед соблазном и можем ступить на грешный путь».
«Для того, чтобы помочь нам далее на пути, Аллах послал пророков в разные сообщества, дабы они учили законам Аллаха. Те, кто следовал им, процветали, а те, кто ослушался – навлекли на себя разрушение. К примеру, Иисус был последним Пророком, котрого Аллах послал к иудеям. Он не был сыном Божьим или Богом на земле, ходящим по миру и вкушающим хлеб».

Умар и Изабелла весело рассмеялись над этой фразой. Впервые, с того дня, как это всё началось, Изабелла начала чувствовать себя свободно. Она почувствовала себя взрослее, как будто она уже не была той юной девочкой, любящей посплетничать и гулять по улицам. Разговор продолжился далеко за полдень. Она задавала так много вопросов и получала много ответов, котрые были ей понятны. Ни одного разу ответы не были для неё загадкой. И это ей нравилось.

Призыв на полуденную молитву доносился ветром – подобно серебряному листу в полёте.Шейх Самир, Умар и Изабелла слушали его в тишине. Когда он закончился, Изабелла почувствовала, как защемило в сердце. Она хотела последовать этому призыву. Она подумала, что ей лучше не спрашивать больше, дабы не показаться назойливой.
«Шейх Самир», - сказал Умар. «Как вы думаете, не будет ли проблемой, если мы предложим нашему новому товарищу пойти с нами в мечеть?»

Шейх улыбнулся: «Нет, не вижу в этом проблемы. Если только она пожелает пойти».

“О, нет, я не могу», - запротестовала она. «Я не думаю, что мне следует идти вообще, ведь я – христианка...»

«Но я верю, что в сердце – ты дитя Ислама», - ответил мягко Шейх.

«Я не знаю», - сказала она. «Я чувствую что-то. То есть, мне по душе то, что я узнала. Просто...ну....мой отец – Кардинал и я...я просто не знаю, что делать...»

«Проси, чтоб Аллах направил тебя», - сказал Умар. «Когда настанет время, Он может открыть тебе истину. Аллах никогда не отклоняет просьбу направить на верный путь искренне ищущего».

«Да», - ответила она. «Я так и сделаю. Я помолюсь, чтоб Господь мне указал верный путь. Можем ли мы встретиться здесь снова? В это же самое время?»

«Я думаю, да», - сказал Шейх. «Завтра я буду читать лекцию в главном колледже, но через день я смогу прийти».

«А мне тоже нужно завтра по делам» - добавил Умар. «Один из моих христианских компаньонов пригласил меня посмотреть на новый товар, котрый он только что получил. Но послезавтра я тоже свободен».

«Тогда так и договоримся», - объявил Шейх. «Через два дня мы встретимся здесь снова для продолжения нашей беседы».

«Я с нетерпением буду ждать этого», - сказала Изабелла, вставая со скамейки. Оба мужчины также свтали, и все трое попрощались и растались. Изабелла хотела повернуться и последовать за мужчинами в мечеть, но потом подумала, что лучше она ещё подумает какое-то время. «Всевышний», - произнесла она тихо, «направь меня на верный путь».


Неприятности дома

Рано утром Изабеллу разбудил призыв на молитву. На улице было всё ещё темно, и все еще были дома. Как прекрасно ей это показалось. Хотя она и слышала Азан всю свою жизнь, т.к. мусульмане были во главе государства, она никогда раньше не обращала внимание на него. Она перевернулась в постели и выглянула в окно. Так как она не совсем проснулась, то ей показалось, что она как будто плывёт по облакам, вслед за словами: «Хайя аля Салят.......Хайя аля фалях...» - «Становись на молитву..Иди к успеху....»

Она знала, что мусульмане сейчас просыпаются и идут в мечеть на молитву. Как это здорово, велико, подумала она, молиться Богу, в то время, как весь мир ещё спит. И в противоположность этому, она знала, что немусульмане спят в это время крепким сном и видят сны в своих тёплых постелях. Какая лень!

Она не могла больше терпеть. Она встала с постели и надела халат. Омыла лицо, руки и ступни ног. Она точно не знала, как мусульмане делают омовение для молитвы, но этого должно быть достаточно. Когда она закончила, она подошла к углу комнаты и опустилась на колени.

Она замерла на мгновение и потом склонила голову к полу. «О Всевышний, пожалуйста», - молила она. «Покажи мне верный путь. Веди меня к правильному пути и помоги мне понять – что я должна делать».
Она склоняла головуи молилась полчаса, пока ей не захотелось спать. Тогда она снова легла в постель и спала до тех пор, пока солнце светило высоко.

Когда она вновь проснулась, был уже почти полдень. Она редко спала так долго и ей было немного стыдно. Она думала о том, что делала, когда услышала утренний Азан. Ей это вовсе не казалось странным. Она чувствовала себя бодро и свежо. Ей понравилось склонять голову к полу – склонять своё сердце и тело к Богу. Она мучалась в догадках – что же уготовил ей день грядущий.

Быстро приняв ванну, она оделась и спустилась вниз к завтраку. Её отец не был у себя в кабинете, и потому она завтракала в одиночестве. Вдруг она вспомнила то, что произошло в доме Марии, во время второй встречи.

Фрайар Микаэль, её любимый учитель, прошептал что-то Отцу Питеру и её отцу, Кардиналу. То, что они прошептали в ответ, рассердило и расстроило его. Что они ему сказали? Она должна узнать. Поэтому она решила пойти к нему сегодня ми разузнать, что там произошло.

Когда она закончила завтракать, она схватила в охапку сумку и выбежала из дома как можно быстрее. Но перед тем, как покинуть двор, ей пришлось остановиться. В главных воротах стоял её отец, одетый в чёрную рясу священника. На шее у него висела цепь с распятием, а в левой руке он держал Библию.
«Изабелла!» - закричал он. «Сейчас же ступай в мой кабинет!» Он нахмурился. Она никогда раньше не видела его лицо таким злым и обезображенным. Она почувствовала, как забилось её сердце и засосало под ложечкой. Её затошнило и она повернулась и направилась к кабинету тут же, повинуясь его странному наказу.

Он последовал за ней в кабинет, не признеся ни слова. Как только они оба зашли в кабинет, он закрыл и запер дверь. Что-то было не так, и Изабелла это чувствовала.

Её отец толкнул её в своё кожаное кресло и стал над ней, грозно смотря. Она вдавилась в кресло, пытаясь спрятаться в подушках. Что же происходит?

«Ты ничего не хочешь мне сказать?» - потребовал он.

Изабелла продолжала молчать и склонила голову в страхе. У неё душа в пятки ушла.

«Ну, говори же, дитя!» - закричал он. «Это твой шанс исповедаться».

«Я исповедывалась на прошлой неделе у Фрайара Микаила», - ответила она кротко. «Он уже простил мои грехи».

«О, ну я думаю ты уже успела совершить новые грехи, ужасные грехи с того момента!» - проревел он. «Я знаю, что ты виделась с тем грязным мусульманином. Не думай, что нет людей, кто не доложил бы мне. Ты приняла его лживые речи? Ты обратилась в его верования?»

Изабелла съёжилась от страха. Она никогда не видела отца таким. Он был в ярости. Его лицо было обезображено потом и напряжением. Его руки сжимались в кулаки.
«Ну, говори же, негодная девчонка!» - орал он. «Или во имя Иисуса, я из тебя выбью правду!»
«Я не приняла Ислам, я ещё христианка», - прошептала она.

«Означает ли это, что ты собираешься принять Ислам в будущем?» - кричал он.

«Почему ты спрашиваешь меня о будущем?» Она чувствовала себя обескураженно. «Я могу задать тебе тот же самый вопрос».

«Что ты в таком случае думаешь об Исламе?»

Изабелла села немного прямее и ответила: «У меня нет ненависти к Исламу, подобно тому, как меня учили. Я нахожу в нём много хорошего и много похожего на наши верования. Я...»

«Хватит!» - прокричал её отец. «Я знал, что это случится! Ты поддалась плоти! Этот вероотступник Умар очаровал твоё сердце и одурманил твой разум!»

«Это неправда!» - протестовала она. «Он – достойный человек и, по крайней мере, моё впечатление об Исламе не было навязано им».

«Лгунья!» - пркричал он и ударил ее по лицу. Внезапный прилив холода заставил её замолчать. Секунду спустя слёзы боли смешанные со злостью предательства потекли по её лицу.
«Ты слишком долго была глупой маленькой девчонкой», - сказал он громко. «Я не позволю, чтобы все мои годы кропотливого труда над тобой в попытке вырастить тебя праведным человеком исчезли в забвениях плоти. Я говорил с моими соратниками и договорился, чтобы завтра тебя забрали в монастырь».
Изабелла посмотрела на него в ужасе.

«Там ты будешь ограждена от искушений и научишься принимать Истину нашего Господа Иисуса Христа. А пока, ты будешь сидеть дома и никуда не выйдешь».
С этими словами он пошёл к двери и открыл её. Его фигура, освещаемая светом улицы делала его похожим на дьявола, посланного мучать её. Он больше не казался ей отцом. Перед тем, как уйти, он жестоко рассмеялся и сказал: «И кстати, не следует больше беспокоиться о соблазне Умара, я о нём позаботился!»
Он закрыл дверь. Изабелла осталась в тишине. Какое-то время она сидела неподвижно. Запах кресла проник в её дыхательные пути и вызвал тошноту. Её мир перевернулся. Острая боль в щеке давала о себе знать, но не более, чем рана в её сердце. Она знала, что отец для неё умер, его верования умерли и самое главное, её вере в бога-человека был конец.


Последняя надежда

Изабелла провела остаток дня в своей комнате. Её отец приставил охранника у входных ворот, поэтому не было шанса убежать. Еду приносила ей служанка, хотя ей было не до еды. Всё, о чём она могла думать – было то, что произошло ранее в этот день.

Её отец, Кардинал, считался набожным человеком и священником. Как он мог обвинять её в том, в чём она не была виновна? Он собирался отправить её в монастырь на следующий день. Как она пойдёт туда? До этого момента это было для неё чем-то отдалённым. А теперь она предстала перед этим лицом к лицу.

Она слышала, что творится в монастырях. «Господи, убереги меня от этого!» сказала она. «Церковь запрещает монахам и монашкам состоять в браке, а они тем не менее...».
Она знала, что ей не хочется идти туда.

В тот вечер, пришла служанка и упаковала некоторые из вещей Изабеллы. Изабелла смотрела в тишине, как служанка откладывала в сторону её любимые платья и отбирала лишь невзрачную одежду. «Я полагаю, монашкам не нужна красивая одежда», - пробормотала она. Служанка посмотрела на неё и сказала: «Я лишь выполняю то, что мне сказали. В монастыре тебе ничего не понадобится, кроме себя самой и нескольких мелочей. Твоё время красивой одежды, встреч с подругами и прогулок закончено».

Изабелла упала на кровать. Когда служанка закончила, то тихо удалилась и закрыла за собой дверь. В углу стояли две маленькие сумки. Осматривая комнату, Изабелла посмотрела на вещи, котрые она должна была оставить здесь: её красивую одежду, туфли и ленты. Никакие книги, кроме Библии, не были упакованы. Её гребни и украшения были не тронуты.


Часть 1 ::: Часть 1а ::: Часть 2 ::: Часть 3 ::: Часть 4 ::: Часть 5 :::


Продолжение следует, инша-Аллах.

Яхья Эмерик

Перевод с английского


Просьба о дуа для всех тех, кто помог донести этот ценнейший материал до читателей!